Автор: Михаил Тимин

Великая Отечественная война началась для ВВС Красной армии с тяжёлых поражений. Буквально за два дня непрерывными атаками немецкой авиации были сметены соединения ВВС приграничных округов. Советские истребительные полки, находящиеся в стадии реорганизации и перевооружения, были не в состоянии на равных противостоять истребителям люфтваффе. Не удивительно, что у многих авиационных командиров практически сразу появились предложения, как переломить сложившуюся ситуацию. Одной из таких попыток улучшить обстановку на фронте стало создание авиаполков, укомплектованных лётчиками-испытателями.

«Испытатели готовы помочь на фронте…»

Самые веские доводы смог привести лётчик-испытатель Герой Советского Союза подполковник С.П. Супрун. Не последнюю роль в этом, очевидно, сыграло то, что он был депутатом Верховного Совета СССР. Его товарищ по службе в НИИ ВВС подполковник П.М. Стефановский в своей книге мемуаров «Триста неизвестных» впоследствии так описывал события:

«Когда началась война, он отдыхал в Сочи. Услыхав по радио о нападении на нашу страну гитлеровской Германии, он немедленно направился в Москву, прямо к И.В. Сталину, с просьбой разрешить ему сформировать из лётчиков-испытателей авиационно-истребительный полк и немедленно вылететь на фронт.

– Это очень хорошо, – произнёс И.В. Сталин, – что испытатели готовы помочь нам и на фронте. Но одного полка мало.

– Можно поручить моему другу подполковнику Стефановскому, – ответил Супрун, – организовать ещё один полк истребителей.

– Все равно мало, – сказал И.В. Сталин. – Войне нужны десятки, сотни полков. Постарайтесь организовать в НИИ возможно больше добровольцев. Срок формирования частей – трое суток. По приезде в институт немедленно доложите, сколько полков можно организовать у вас на новых самолётах, и кто будет ими командовать. Все необходимые распоряжения будут отданы. Вам на период формирования предоставляются большие полномочия. До свидания. Желаю вам удачи, товарищ Супрун…»

Степан Павлович вполне отвечал за свои идеи. Он не только освоил около 140 типов самолётов, но и участвовал в боевых действиях в Китае в 1940 году, возглавляя группу истребителей. Супрун прекрасно знал возможности своих коллег — тем более что многие из них прошли через различные локальные конфликты конца 30-х годов. Рассказ Стефановского подтверждается записью в журнале посещений кабинета Сталина за 24 июня под №19: «Супрун, лётчик-испытатель, 20:15-20:35».

​Лётчик-испытатель НИИ ВВС Степан Павлович Супрун (сидит в лётном шлеме в центре) среди товарищей - Тяжёлое испытание для испытателей | Warspot.ru
Лётчик-испытатель НИИ ВВС Степан Павлович Супрун (сидит в лётном шлеме в центре) среди товарищей

Далее Стефановский довольно подробно описывает форсированный процесс формирования новых частей. Он не совсем точно указывает количество формируемых полков особого назначения, не уточняет подробно, каким личным составом укомплектовали части, и ошибочно описывает якобы одновременный вылет на фронт сформированных первыми 401-го и 402-го ИАП:

«В узком руководящем кругу мы немедленно обсудили поставленную перед нами задачу. В Кремль полетело донесение: на базе НИИ ВВС и наркомата авиапромышленности можно создать шесть авиационных полков — два истребительных на МиГ-3, один штурмовой на Ил-2, два бомбардировочных на пикирующих Пе-2 и один дальнебомбардировочный на ТБ-7 (Пе-8). На должности командиров этих частей соответственно подобраны С.П. Супрун, Н.И. Малышев, А.И. Кабанов, В.И. Жданов, В.И. Лебедев и я… Через три дня Супруна, Кабанова и меня вызвали в Кремль к И.В. Сталину.

– Как, формирование полков закончено? – сразу спросил И.В. Сталин.

Первым доложил подполковник С.П. Супрун: к вылету на фронт готова половина его полка, готовность остальных через сутки. Мы с полковником А.И. Кабановым доложили то же самое. Ночью поступил приказ — полкам вылететь в пункты назначения 30 июня 1941 года в 17 часов».

В журнале посещений кабинета Сталина за 28 июня в 22:00-22:10 зафиксирован визит всех троих новоиспечённых командиров полков, при этом Степан Супрун уже успел побывать на фронте.Ads by optAd360

Очевидно, из-за того, что формирование полков ОСНАЗ проводилось сверхфорсированными темпами, и уже вечером 30 июня 12 МиГ-3 402-го ИАП во главе со Стефановским улетели на Западный фронт, в мемуары закрались некоторые ошибки. Во-первых, далеко не все лётчики в формируемых частях оказались лётчиками-испытателями. Во-вторых, согласно приказу №044 НКО от 27 июня 1941 года, было предписано формировать не шесть, а 10 полков особого назначения:

  • 401-й и 402-й ИАП на истребителях МиГ-3, 403-й ИАП на истребителях ЛаГГ-3;
  • 410-й и 411-й БАП на пикирующих бомбардировщиках Пе-2;
  • 412-й БАП на тяжёлых бомбардировщиках ТБ-7 — впоследствии переименован в 432-й БАП, первоначально планировался как третий полк пикирующих бомбардировщиков;
  • 420-й и 421-й БАП на дальних бомбардировщиках Ер-2;
  • 430-й и 431-й ШАП на штурмовиках Ил-2.

До присвоения номеров в переписке части имели другие наименования: так, к примеру, полки Супруна и Малышева именовались 1-й ИАП ОСНАЗ и 1-й ШАП ОСНАЗ. За исключением четырёхэскадрильных 403-го ИАП и 412-го БАП, почти все части изначально формировались в трёхэскадрильном составе, по 32 самолёта. Своеобразный штат был у 401-го и 402-го ИАП: три самолёта в управлении полка и две эскадрильи по 15 машин. Ещё одним исключением перед отправкой на фронт стал 430-й штурмовой авиационный полк: из него изъяли третью эскадрилью, переформировав её в 38-ю РАЭ.

​Лётчик-испытатель Пётр Михайлович Стефановский, в июле 1941 года — командир 402-го ИАП ОСНАЗ. Послевоенное фото - Тяжёлое испытание для испытателей | Warspot.ru
Лётчик-испытатель Пётр Михайлович Стефановский, в июле 1941 года — командир 402-го ИАП ОСНАЗ. Послевоенное фото

Забегая вперёд, скажем, что первая эскадрилья 401-го ИАП во главе с С.П. Супруном вступила в бой уже 27 июня. Но обо всём по порядку.

Группа асов, оставшаяся на бумаге

Наряду с предложением Супруна, аналогичный проект был выдвинут от 1-го управления (боевой подготовки) Главного управления ВВС КА. Согласно некоторым данным, автором идеи был начальник отдела 1-го управления полковник С.П. Гращенков — очень опытный лётчик, участник воздушных парадов над Москвой 1939-1940 гг. в составе «красной пятёрки» генерала Лакеева. В состав истребительной группы предлагалось включить опытных строевых пилотов, освоивших истребители МиГ-3, а командовать эскадрильями и звеньями должны были заслуженные командиры, участники боевых действий.

Список кандидатур выглядел внушительно. Группу трёхэскадрильного состава должен был возглавить ветеран войны в Испании командующий ВВС 25-й Армии Герой Советского Союза генерал-майор И.Т. Ерёменко либо командир 43-й ИАД генерал-майор Г.Н. Захаров, сражавшийся в Испании и Китае. Командирами эскадрилий предлагалось назначить участника боёв на Халхин-Голе командира 188-го ИАП Героя Советского Союза майора М.Н. Нога, самого полковника С.П. Гращенкова и «испанца» инспектора-лётчика инспекции ГУ ВВС майора М.Н. Якушина.

Будущие командиры звеньев не уступали комэскам ни в опыте, ни в регалиях: среди них были инспектор-лётчик ВВС МВО майор Е.Н. Степанов (Испания, Халхин-Гол и советско-финская война), заместитель командира 187-го ИАП капитан В.П. Трубаченко (Халхин-Гол), инспектор-лётчик Управления боевой подготовки Главного управления ВВС КА майор Е.С. Антонов (Испания), командир 233-го ИАП майор К.М. Кузьменко (Халхин-Гол и советско-финская война), заместитель командира 16-го ИАП майор А.С. Писанко (Китай и Халхин-Гол) и др. Буквально каждый второй имел звание Героя Советского Союза.

​Начальник отдела 1-го управления ГУ ВВС полковник Сергей Павлович Гращенков у истребителя И-16 - Тяжёлое испытание для испытателей | Warspot.ru
Начальник отдела 1-го управления ГУ ВВС полковник Сергей Павлович Гращенков у истребителя И-16

Большинство из 24 лётчиков, рекомендованных на должность рядовых пилотов, были из полков приграничных 8-й и 9-й САД, успевшие освоить новейшие истребители МиГ-3 и прибывшие в Москву для их получения. У них было по 20-40 часов налёта на «МиГе». Большинство из них были опытными лётчиками — такими, как заместитель командира 123-го ИАП капитан Н.П. Мажаев, командиры эскадрилий 122-го и 183-го ИАП капитаны К.Ф. Орлов и А.А. Обозненко, будущие Герои Советского Союза И.Д. Чулков, А.А. Липилин, Г.Н. Жидов. Кроме того, в Москве имелся солидный резерв из нескольких десятков кадровых лётчиков, проходивший отдельным списком.

Подобная «группа асов» действовала против японцев в 1939 году на Халхин-Голе, но в этот раз проект утверждён не был — вероятно, из-за того, что предложение Супруна поступило быстрее. Однако было принято вполне логичное решение разбавить личный состав формируемых полков ОСНАЗ строевыми лётчиками, которые оказались даже в первой группе 401-го ИАП — к примеру, заместитель командира 129-го ИАП майор М.Ф. Кабанов и заместитель комэска по политической части того же полка старший политрук П.Д. Сухоруков, получившие в 401-м ИАП должности заместителей командира эскадрильи. В целом из 40 пилотов полка три человека прибыли из академии ВВС, по одному из военно-политической академии и политуправления ВВС, а 17 — из строевых частей. В 402-м ИАП испытателей было ещё меньше — всего 13 человек, а остальные 16 представляли ВВС. В итоге роль истребительных групп асов, вооружённых новейшими самолётами, была де-факто возложена на 401-й и 402-й ИАП ОСНАЗ.

Забытые полки

В итоге ни один из полков ОСНАЗ не был полностью укомплектован лётчиками-испытателями: даже создававшиеся первыми 401-й, 402-й, 410-й и 430-й полки имели до 50% лётчиков из строевых полков. Идущие следом 403-й, 411-й и 431-й полки ОСНАЗ были уже полностью сформированы из личного состава ВВС КА. При этом 403-й ИАП и 431-й ШАП получили переименованием из 33-го ИАП и 74-го ШАП. В 411-й БАП назначили командиром лётчика-испытателя майора В.И. Жданова, но сам полк был просто переименован из 16-го СБАП, личный состав которого переучился на Пе-2 ещё весной 1941 года. Интересно, что новые номера закрепились не за всеми частями — так, 403-й и 431-й полки почти сразу вернулись к своим прежним номерам.

Особенностью 432-го, 420-го и 421-го БАП, вооружённых дальними бомбардировщиками ТБ-7 и Ер-2, было укомплектование значительным числом кадров из ГВФ и Главсевморпути, хотя основной костяк и этих полков составили обычные строевые лётчики — так, костяком 432-го БАП стала 2-я эскадрилья 14-го ТБАП, переучившаяся на ТБ-7 с ТБ-3 весной 1941 года. Из-за проблем с надёжностью техники, подбором и тренировкой людей эти полки смогли подготовить часть экипажей только через два месяца, а боевые действия начали в ночь с 10 на 11 августа 1941 года, когда 12 самолётов 432-го и 420-го БАП бомбили цели в районе Берлина.

Так как личный состав 403-го ИАП, 431-го ШАП и 411-го БАП остался довоенным, оставим боевые действия этих частей за рамками публикации.

Тяжёлое испытание для испытателей (Часть 2)

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *