Сб. Июл 24th, 2021

Сюжет о девочке, отправившейся к бабушке через лес, и её встрече с волком известен каждому ещё с детства. Но история Красной Шапочки не так проста, как кажется на первый взгляд.

Первую литературную версию этой старой народной сказки опубликовал Шарль Перро в 1697 году в Париже — в книге «Сказки матушки моей Гусыни, или Истории и сказки былых времён с поучениями». В ту эпоху в Европе был распространён сюжет истории про девочку, повстречавшую волка. Особенной популярность сказка пользовалась в Тироле и предгорьях Альп — там она была известна по крайней мере с XIV века.

Перро взял один из многочисленных вариантов сказки, нарядил девочку в чепчик-«компаньонку» из алого бархата и подарил ей имя. Стоит отметить, что такой головной убор в ту пору носили либо аристократки, либо женщины среднего достатка — простая деревенская девочка в бархатном чепчике, вступавшая в разговор с незнакомцем, по сути была своеобразным «вызовом» и должна была преподать урок ветреным барышням. Автор заканчивал своё произведение моралью:

Детишкам маленьким не без причин
(А уж особенно девицам, красавицам и баловницам),
В пути встречая всяческих мужчин,
Нельзя речей коварных слушать, —
Иначе волк их может скушать…

Но это была не последняя литературная версия сказки. Следующими стали знаменитые братья Гримм, которые в сказках, в отличие от Перро, видели не «безделицы». Народные сказки Гриммы воспринимали как необходимое звено в объединении раздробленных немецких княжеств-курфюршеств, говоривших на разных диалектах, в единое национальное государство; в сказках они видели остатки памяти о мифологических представлениях, а своей задачей считали выявление подлинности и народности сюжета.

Они представили свою версию «Красной Шапочки», объединив устные рассказы, сказку Шарля Перро, а также стихотворную пьесу «Жизнь и смерть Красной Шапочки», созданную в 1800 году немецким писателем-романтиком Людвигом Тиком (именно Тик ввёл в историю охотника, спасающего девочку и бабушку из брюха волка).

Первое издание сказки братья Гримм издали после победы над Наполеоном. Потому некоторые усмотрели в волке французов, в Красной Шапочке — страдающий немецкий народ, в охотнике — освободителя. Чуть позже идеологи Третьего рейха на полном серьёзе утверждали, что Красная Шапочка — немецкий народ, который преследует еврейство (волк).

Сами Гриммы, глубоко религиозные люди, видели в Красной Шапочке единый символ возрождения — схождения во мглу и преображения. Через сто лет развивавшие эту идею христианские исследователи объявили Красную Шапочку олицетворением страстей человеческих: тщеславия, корысти и скрываемой похоти. В волке эти же страсти воплощены явно и определённо. Лишь освобождённая из волчьего брюха, как бы рождённая заново, девушка преображается.

Изначально в устной традиции сказки о Красной Шапочке волк был не просто зверем, а оборотнем (именно отсюда — его умение говорить человеческим голосом и удачные попытки замаскироваться под бабушку). Гриммы, как и Перро, это не афишировали, но подразумевали.

В XX веке Красная Шапочка стала диагнозом. Сторонники ученика Фрейда Эриха Фромма заявили, что Красная Шапочка — созревшая девушка, её головной убор — символ этой самой зрелости, предостережение матери не сворачивать с дороги — предостережение против случайных половых связей. Всё по Фрейду, как говорится.

Но интересны средневековые корни сказки. В XIV–XV веках Европу захлестнула волчья истерия. Надо отметить, что на территории Германии, например, охотились больше на оборотней, а не на ведьм, как это принято считать. Как мы уже отметили выше, именно в эту пору распространяется история о девочке, встречающей чудище по дороге домой — далеко не во всех версиях сказки фигурировал волк. Именно страсти по ликантропам вкупе с историями о маньяках сделали своё дело, навсегда определив образ волка.

Фольклорной основой для истории Перро стала устная народная сказка «Бабушка» — французская версия легенды про девочку в лесу. В разных версиях этой сказки, характерных для тех или иных регионов Франции, волк называется «любре», «люгару»— так называли оборотней. Ни в одной версии злодей не является обычным волком.

Последний совершает немыслимые с точки зрения общества и церкви вещи: притворяясь бабушкой, приобщает Шапочку к каннибализму, поит кровью под видом вина, извращая тем самым церковное причастие. В конце Волк заставляет девушку раздеться и лечь с ним в постель, чем ещё раз подчёркивает социальный статус своей жертвы. В версии Перро девочка погибала.

#Новоевремя@dighistory

Мы в Facebook

Мы во Вконтакте

Мы в Телеграмме

Мы в Твиттере

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *