Сб. Июл 24th, 2021

Михаил Девятаев: советский лётчик, сбежавший из концлагеря на угнанном самолёте

Он родился 8 июля 1917 года в Тамбовской губернии. В 1938-м призван в РККА, затем окончил 1-е Чкаловское военное авиационное училище лётчиков. На войне оказался с самого первого дня, боевой счёт открыл уже 24 июня, сбив под Минском пикирующий бомбардировщик.

23 сентября 1941 года под Киевом он был атакован немецкими истребителями. Одного ему удалось сбить, но сам получил ранение в левую ногу — из-за этого врачебная комиссия определила Девятаева в тихоходную авиацию. Почти всю войну он служил в ночном бомбардировочном полку, затем — в санитарной авиации. Судьбоносной была встреча с легендарным Покрышкиным. После неё Девятаев вновь стал истребителем. Сбил в общей сложности девять вражеских самолётов.

13 июля 1944 года сбил FW-190 в районе западнее Горохова, в тот же день был сбит и попал в плен. В воздушном бою в районе Львова самолёт его был подбит и загорелся, в последний момент лётчик покинул горящий самолёт, но при прыжке ударился головой и потерял сознание. Приземлившись в бессознательном состоянии, он попал в плен. Сначала находился в Лодзинском лагере военнопленных — оттуда попытался совершить попытку побега, но был пойман.

В итоге его, в статусе смертника, отправили в концлагерь Заксенхаузен. Благодаря лагерному парикмахеру ему удалось подменить нашивной номер на лагерной робе, благодаря чему получит статус штрафника. Под именем Степана Никитенко он был отправлен на остров Узедом. Там, в ракетном центре Пенемюнде, шла разработка знаменитых ракет «Фау».

Побег Девятаев замыслил почти сразу. Вокруг него образовалась группа из десяти советских военнопленных: сам Девятаев, Иван Кривоногов — лейтенант пехоты, Владимир Соколов — артиллерист, Владимир Немченко — участник обороны 12–19 августа 1941 года, Фёдор Адамов, Иван Олейник — партизан, Михаил Емец — старший лейтенант, Пётр Кутергин, Николай Урбанович, Тимофей Сердюков.

Поначалу Девятаев вместе с Кривоноговым и Соколовым планировали побег на лодке через пролив, однако вскоре решили бежать на вражеском самолёте. После чего они вместе стали набирать группу из узников, работавших рядом с аэродромом, стараясь сплотить в аэродромной команде надёжных, внушающих доверие людей и вытеснить из неё тех, кто внушал опасения. Во время работ и по вечерам в бараке Девятаев тайно изучал приборные панели и оборудование кабины самолёта Heinkel-111. Интересно отметить, что заговорщики пытались договориться с немецким солдатом-зенитчиком, который сочувствовал русским, уговаривали его принять участие в побеге. Солдат отказался, опасаясь за свою семью, но советских граждан не выдал.

Побег произошёл 8 февраля 1945 года. Девятаев отметил улучшение погоды. Окончательно сформировалась группа заговорщиков. Выполняя хозяйственные работы, они со стороны наблюдали за перемещениями на аэродроме.

Девятаев заметил «юнкерс», возле которого не было лётчиков, и решил захватить его, однако, приблизившись вместе со своей группой, обнаружил, что неукомплектованный самолёт не готов к полёту. Солдат-конвоир заметил, что группа самовольно приблизилась к самолётам, однако Соколов объяснил ему, что накануне получил указание от немецкого мастера, руководившего работами, отремонтировать капонир (укрытие для самолётов). Когда рабочие-ремонтники на аэродроме стали зачехлять моторы, готовясь к обеденному перерыву, Девятаев дал указание развести костёр, у которого конвоир и арестанты могли бы погреться (примерно в 12 часов по местному времени) и подогреть обед, который им должны были принести. После этого группа перешла к активным действиям. Соколов осмотрелся и убедился, что поблизости нет посторонних, а Кривоногов по сигналу Девятаева убил конвоира, ударив его заранее заготовленной железной заточкой в голову. Кривоногов забрал винтовку убитого конвоира, а Девятаев объявил, что «сейчас полетим на Родину». Девятаев и Соколов скрытно подобрались к намеченному бомбардировщику. После небольших проволочек (в самолёте не оказалось аккумулятора, но вскоре его нашли), Девятаев запустил мотор, дал указание всем подняться на борт, спрятаться на фюзеляже и вырулил самолёт на взлётную полосу.

Машина набрала скорость, однако по неясным причинам штурвал не удавалось отклонить и самолёт не поднимался в воздух. Выкатившись за взлётную полосу недалеко от побережья, Девятаев притормозил и резко развернул машину; самолёт ударился о землю, однако шасси не пострадали. На взлётной полосе собрались немецкие солдаты, не понимающие, что происходит. Девятаев решил предпринять вторую попытку взлететь и направил самолёт на солдат, и они тут же разбежались, после чего двинулся обратно к стартовой площадке. При второй попытке взлёта Девятаев понял, что в первый раз подняться в воздух помешали триммеры руля высоты, установленные «на посадку». Девятаев и его товарищи силой добрали штурвал, после чего машина пошла на взлёт.

Самолёт резко набрал высоту, но начал терять скорость, а затем и резко снижаться. Девятаев смог стабилизировать высоту. Немцы попытались сбить самолёт, но найти его не удалось. Советские пленные смогли оторваться от преследования. Приземлиться решили за линией фронта.

«Хейнкель» приблизился к береговой линии в районе боевых действий, примерно в 300–400 километрах от места старта. По самолёту открыла огонь советская зенитная артиллерия, и он загорелся. Девятаеву удалось сбить пламя, бросив машину вниз со скольжением и выровняв её над лесом. После «жёсткой посадки» раненые беглецы выбрались из самолёта и, не будучи полностью уверенными, что приземлились в расположении советских войск (как выяснилось впоследствии, это было расположение 61-й армии в районе города Вольдемберга, примерно в 8 километрах за линией фронта) попытались спрятаться в ближайшем лесу, однако обессилели и были вынуждены вернуться к самолёту. Вскоре их подобрали советские солдаты (которые сначала приняли их за немцев) и транспортировали в расположение части, откуда через несколько дней переправили в военный госпиталь.

После всего произошедшего семь из десяти участников побега были зачислены в одну из рот и отправлены на фронт. Трое офицеров — Девятаев, Кривоногов и Емец — до конца войны оставались вне зоны боевых действий, ожидая подтверждения своих воинских званий. В ноябре 1945-го Девятаев был уволен в запас, в 1946-м поехал в Казань, где сначала служил грузчиком, а затем выучился на капитана-механика.

Он долгие годы работал капитаном речных судов и стал первым капитаном теплохода «Метеор». Издал две автобиографические книги — «Полёт к солнцу» (1972) и «Побег из ада» (1988). Работал до конца дней, вёл активную общественную жизнь, успел в 2002 году сняться в документальном фильме о самом себе.

#ВеликаяОтечественная@dighistory

Мы в Facebook

Мы во Вконтакте

Мы в Телеграмме

Мы в Твиттере

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *