27-летний хирург был врачом на станции Новолазаревская в Антарктиде. 29 апреля он диагностировал у себя острый аппендицит. Покой, местный холод и антибиотики не помогли — на следующий день поднялась температура. На близлежащих станциях не было самолета для эвакуации, да и погода не позволила бы добраться до Большой земли.

Выполнять операцию ночью 30 апреля 1961 года хирургу помогали метеоролог Александр Артемьев, подававший инструменты, и инженер-механик Зиновий Теплинский, державший у живота небольшое круглое зеркало и направлявший свет от настольной лампы. Начальник станции страховал, на случай если ассистентам станет плохо.

В лежачем положении, с полунаклоном на левый бок, врач произвёл местную анестезию раствором новокаина, после чего сделал при помощи скальпеля 12-сантиметровый разрез в правой подвздошной области. Временами смотря в зеркало, временами на ощупь (без перчаток), он удалил воспалённый аппендикс и ввёл антибиотик в брюшную полость.

Спустя 30—40 минут от начала операции развилась выраженная общая слабость, появилось головокружение, из-за чего приходилось делать короткие паузы для отдыха. Тем не менее, к полуночи операция, длившаяся 1 час 45 минут, была завершена. Через пять дней температура нормализовалась, ещё через два дня были сняты швы.

Рогозов вспоминал об этом: «Мои бедные ассистенты! В последнюю минуту я посмотрел на них: они стояли в белых халатах и сами были белее белого. Я тоже был испуган. Но затем я взял иглу с новокаином и сделал себе первую инъекцию. Каким-то образом я автоматически переключился в режим оперирования, и с этого момента я не замечал ничего иного».

Из-за этого случая Рогозов был несколько раз внесен в различные книги рекордов. Антарктическая экспедиция продолжалась до октября 1962 года. За мужество, проявленное в экспедиции награжден орденом Трудового Красного Знамени.

#Новейшаяистория@dighistory

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *