29 апреля 1918 года финская белая армия, заняв Выборг, расстреляла несколько сотен мужчин русской национальности, преимущественно солдат и офицеров бывшей императорской армии. Формально людей уничтожали по подозрению в пособничестве финским красногвардейцам, но в реальности расправа велась по этническому признаку и проходила под лозунгом «Стреляй русских»!

После Февральской революции 1917 года, распущенная полиция перестала поддерживать порядок, тогда почти на всей территории Финляндии стали возникать отряды самообороны, как белые, именуемые «Охранным корпусом Финляндии» (шюцкор), так и красные — отряды финской Красной гвардии. В силу мононациональности страны большинство членов этих формирований были финнами.

Русское население Финляндии, довольно немногочисленное и находящееся в крупных городах, оказалось расколотым. Причём основная масса русскоязычных жителей княжества принадлежала к состоятельным и образованным сословиям и в силу этого поначалу симпатизировала белым, то есть шюцкору. Воинские части Российской императорской армии, которых было немало размещено на территории ВКФ, к тому моменту были разложены и деморализованы, причём если солдаты под воздействием большевистской пропаганды симпатизировали красным, то значительная часть офицеров, руководствуясь «классовым подходом», симпатизировала шюцкору, полагая, что они и вправду белые, такие же, как и русские контрреволюционеры.

Однако шюцкоровцы руководствовались не только и не столько классовым, сколько откровенно националистическим, шовинистическим подходом. Они провозглашали построение не просто независимой, но и «этнически чистой» Финляндии, границы которой желательно раздвинуть до Урала.

Ещё в апреле 1918 года финский сенат принял решение о высылке из страны всех русских подданных, и в течение весны — лета около 20 тысяч русских и русскоязычных (то есть практически все) оказались выдворены.

В это время в финских СМИ можно было прочесть такие призывы: «Если мы любим свою страну, нам нужно учиться ненавидеть её врагов… Поэтому во имя нашей чести и свободы пусть звучит наш девиз: «Ненависть и любовь! Смерть „рюсси“ [финское презрительное наименование русских], будь они хоть красные, хоть белые!» Или: «Россия всегда была и навсегда останется врагом человечества и гуманного развития. Была ли когда-либо польза от существования русского народа для человечества? Нет!»

Финский историк Каремаа утверждает, что это было связано с потребностью новых властей бывшего княжества во «внешнем враге»: «Во время Гражданской войны в Финляндии за разжигаемой русофобией, как представляется, стояло желание белых сделать русских козлами отпущения за все жестокости и тем самым обосновать собственные идеи… Жестокую правду о братоубийственной войне пытались замаскировать якобы идеологической борьбой в защиту западной культуры от русских, объявленных заклятыми врагами…»

Так это или нет, но в Финляндии начались этнические чистки, которые носили наиболее свирепый характер в местах компактного проживания славянского населения. Возможно, уничтожив его, националисты надеялись закрепить свои «права» на спорные территории.

Русских убивали вне зависимости от политических симпатий и классовой принадлежности. Так, в Тампере, захваченном шюцкоровцами 6 апреля 1918 года, было убито около 200 русских мирных жителей.

Страшная трагедия произошла в Выборге, в наиболее «русском» городе ВКФ, который был занят боевиками «Охранного корпуса» и егерями 29 апреля 1918 года.

Войдя в Выборг, участники «Охранного корпуса» и егеря хватали всех русских, попавшихся им на улицах: офицеров, чиновников, гимназистов… Их повели к Фридрихсгамским воротам, за которыми схваченных ждала смерть.

Согласно информации, рассказанной бывшим смотрителем церкви Юхо Кочетовым, один живший в Выборге русский офицер в день взятия города «с букетом в руках и в униформе пошёл приветствовать белогвардейцев, но был вместо этого расстрелян».

Другой очевидец так описывал происходившее в Выборге: «…неподалёку от дома Пименовых были убиты два реалиста, выбежавшие в мундирчиках приветствовать белых; в городе убито 3 кадета; сдавшихся в плен красных белые оцепляли и гнали в крепостной ров; при этом захватывали и часть толпы, бывшей на улицах, и без разбора и разговоров приканчивали во рву и в других местах.… Перед расстрелом срывали с людей часы, кольца, отбирали кошельки, стаскивали сапоги, одежду и т. д… Особенно охотились за русскими офицерами… родственники потом отыскивали их в кучах тел во рву: с них оказывалось снятым даже бельё».

Свидетель трагедии Катонский рассказал следующее: «…белые бросились в город с криками „стреляй русских“. Они вламывались в квартиры, хватали и убивали, отводили людей на валы и расстреливали… Расправлялись в основном с мужчинами, но были и дети».

Отец Михаил Успенский, протоиерей Выборгского кафедрального собора, свидетельствовал: «Наряду со многими сотнями русских семейств в г. Выборге и мою семью постигло тяжёлое несчастье. Трое моих племянников, которых я воспитывал как своих детей (они были сироты): Григорий Александрович Михайлов 23 лет, Андрей Александрович Михайлов 20 лет и Пётр Александрович Михайлов 18 лет, погибли напрасными и невинными жертвами от руки белогвардейцев. В первый день вступления белой гвардии в Выборг они, взяв свои документы, пошли зарегистрироваться у белогвардейского начальства. Не зная за собой никакой вины, они смело и доверчиво шли, уверенные в благородстве и закономерности действий белой гвардии. И за своё доверие жестоко поплатились. Без всякой вины они были расстреляны белогвардейцами. Моя жена нашла их потом за Фридрихсгамскими воротами в общей груде русских мучеников».

Современный исследователь швед Ларс Вестерлунд выпустил книгу-исследование, посвящённую этой трагедии. Она называется «Мы ждали вас как освободителей, а вы принесли нам смерть…» В этом труде он собрал множество показаний и воспоминаний свидетелей и участников трагедии.

«Самыми молодыми из убитых были 12-летний Сергей Богданов и 13-летний Александр Чубиков, которых расстреляли между валами. 14-летний сын рабочего Николай Гаврилов пропал. Возможно, это был тот самый мальчик, о котором рассказывал Импи Лемпинен: «Я опять попал в группу, где шёпотом говорили по-русски, было много русских. Там был и мой знакомый 14-летний мальчик, говоривший по-русски, который родился в Выборге. К группе устремился один изверг с веткой лапника на шапке и прокричал: „Разве вы не знаете? Всех русских убивают!“ Тогда этот молодой мальчик обнажил грудь и прокричал: „Здесь есть один русский, стреляйте“. Изверг достал оружие и выстрелил, погибший мальчик был отважным русским».

Один из них, солдат Оскари Петениус, рассказывал: «Один из заключённых попытался сбежать, и его застрелили посреди дороги. Когда все заключённые прошли через первые ворота укреплений, им приказали встать в левой части крепостного рва так, чтобы образовался прямой угол. Когда пленные подошли туда, солдаты-охранники окружили их. Рассказчик слышал, как им отдали приказ стрелять, но не знал, кто приказал». Никакой возможности сбежать у заключённых не было. Их всех до единого расстреляли из винтовок, ручного оружия или [убили] при помощи гранат. Петениус тоже принимал участие в казни, произведя пять выстрелов из винтовки. Видевший всё командир выборгского щюцкора капитан Микко Турунен рассказывал: «…их расстреливали между рвами, где была уже часть расстрелянных, и часть как раз в эту минуту расстреливаемых русских, около нескольких сотен. Расстрел производило примерно сто финляндских солдат, среди которых были и офицеры. Согласно наблюдениям рассказчика, получилось так, что сначала стреляли перекрёстным огнём из винтовок, затем палачи спустились вниз в ров и добили одного за другим оставшихся в живых пленных».

Поверенный из города Вааса Ёста Бреклунд, который лично участвовал в расстреле, рассказывал о случившемся: «Пленных расставили во рву так, чтобы они образовали прямой угол. Охранявшим приказали выстроиться в цепочку перед пленными и стрелять. Первыми начали стрелять солдаты, находившиеся в начале процессии, затем все остальные, в том числе и рассказчик. <…> Почти сразу, как только начали стрелять, большая часть заключённых упала на землю. Несмотря на это, стрельба продолжалась ещё примерно пять минут. На валах были военные, егеря. <…> Через некоторое время человек в немецкой егерской униформе приказал поднять винтовки, и огонь прекратился, после чего мужчины подошли ближе к убитым. Затем сначала двое, один из которых был в немецкой егерской форме, начали из револьвера стрелять в головы раненых, но ещё живых людей. Постепенно к ним присоединились и другие».

«…Зрелище было неописуемо ужасно. Тела расстрелянных лежали как попало, кто в какой позе. Стены валов были с одной стороны окрашены запёкшейся кровью. Между валами было невозможно двигаться, земля превратилась в кровавое месиво. О поиске не могло быть и речи. Никто не смог бы осмотреть такие груды тел».

Основное количество жертв пришлось на первые три дня, хотя казни продолжались весь май и половину июня. Последний задокументированный факт расправы по этническому признаку состоялся 16 июня 1918 г. Точное число жертв этого геноцида неизвестно, но, по мнению исследователей, оно могло составлять от 3 до 5 тысяч человек.

#Новейшаяистория@dighistory

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *