Вс. Май 9th, 2021

В Москве продолжаются переговоры между Югославией и СССР. Первая встреча с Миланом Гавриловичем, Божином Симичем и Драгутином Савичем произошла 3 апреля. Вячеслав Молотов предложил текст «Договора о дружбе и ненападении».

https://t.me/historyWWII/3283

Замнаркома иностранных дел Андрей Вышинский объяснил эмиссарам, что поскольку у СССР с Германией пакт о ненападении, Москва не хочет давать поводов немцам к его расторжению. Тем более для СССР неприемлемо разрывать его первыми. Договор с Югославией этот нюанс должен учитывать. Именно поэтому формулировки такие – «дружба» и «ненападение», то же касается и отдельных пунктов договора. Также СССР имеет ввиду, что и Белград не отказывается от Тройственного договора. Эмиссары готовы были подписать договор. Югославы попросили только поставить им артиллерию, топливо, авиацию.

https://t.me/historyWWII/3283

После утряски юридических формулировок возникла проблема. Югославия отказывалась подписать отредактированный вариант, эмиссары настаивали, чтобы договор носил военно-политический характер. На очередной встрече Вышинского и Гавриловича, посол Югославии попросил паузу до 4 апреля, чтобы проконсультироваться с Белградом, заметив, что у него полномочия именно на военно-политический союз, мол, этого требуют военные и такие инструкции правительство дало на основании обещаний посольства СССР в Югославии. Вышинский ответил, что этого просто не может быть и хорошо бы уже подписать договор, ибо на следующий день может все поменяться. Ссылка на военных, которую делал Гаврилович, привела Вышинского к выводу, что тот консультируется не столько с правительством, сколько с британским послом Криппсом.

Для югославов проблемой была вторая статья договора. В ней содержалось положение, что в случае нападения на одну из сторон, другая лишь обязуется не помогать агрессору. Плюсы были понятны: у немцев не будет гарантий в поставках топлива из СССР, останется только румынская нефть. Кроме того, «Договор о дружбе и ненападении» – это первый шаг к союзническому договору. СССР также пообещал сообщить о договоре Берлину, а список поставок был сформирован, Москва уже намеревалась все необходимое передать Белграду. Югославия решила согласиться на формулировки СССР.

По мнению руководства СССР позиция Югославии выглядела странной. 4 апреля Молотов встретился со своим другом и коллегой Николаем Новиковым – заведующим IV Европейским отделом НКИД СССР. Тот потом напишет в воспоминаниях, что Молотов считал переговоры – смысловым тупиком. Он вспомнил, что еще ровно год назад у Югославии была возможность подписать договор о взаимной военной помощи, но тогда даже не было между странами дипотношений. Югославия признала СССР — последней из стран Балканского полуострова. Случилось это лишь летом 1940. В условиях Второй мировой Белград остро нуждался в поставках определенных товаров из СССР. А теперь, когда они хотят именно военный союз, нужно учитывать и сложности Москвы. Новиков заметил, что коль скоро югославы набрались смелости сопротивляться немцам, они должны вернуться в Белград с договором.

Тем не менее Молотов сообщил послу Германии Шуленбургу о намерениях СССР заключить договор с Белградом. Показав договор ему, Молотов заявил о желании СССР сохранить мир на Балканах. Он заметил, что Югославия не отказывалась от Тройственного пакта, однако, Шуленбург все равно сказал, что подписание югославско-советского пакта только ухудшит положение в мире, такова позиция Берлина. Намек был совершенно понятным. https://t.me/historyWWII/3283

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *