Вт. Апр 20th, 2021

Для интеллектуальный людей, любящих острые ощущения, – мой новый триллер для архиконсервативной газеты “Ведомости” “Можно ли пригласить маньяка в телестудию”. Строго для лиц старше 18 лет с крепкими нервами. Просто идеальное чтиво для выходных.Недавний выход на свободу после 17 лет, проведенных в заключении, человека, которого российские медиа окрестили «скопинским маньяком», сопровождался громким публичным скандалом. Этот скандал был связан не собственно с фактом освобождения человека, осужденного за жестокие преступления (он похитил, изнасиловал и несколько лет удерживал в подвале несовершеннолетних девушек), а с фактом его приглашения в ток-шоу на федеральном телеканале, да еще за шокировавшую зрителей сумму гонорара в несколько миллионов.Теоретически бывшим заключенным можно запретить беседовать со СМИ и рассказывать истории своего падения, однако подобный законодательный запрет вряд ли будет соответствовать принципам Европейской конвенции о защите свободы слова и выражения мнений. Кроме того, он будет еще и противоречить интересам вечной мечты пенитенциарных систем – реабилитации и социализации бывших заключенных. Что касается вопроса о выплате преступникам за их откровения со СМИ вознаграждения и судьбе этих денег, то он гораздо тоньше.Общий принцип – преступник не должен получать выгоду от своего преступления – исторически создавал не очень простую ситуацию для целого ряда медиа, любящих «горячие истории о маньяках». Например, в Великобритании действует простой и понятный порядок решения подобных вопросов, однако и он тоже иногда вызывает серьезные разногласия. Правило 17 «Кодекса поведения редакторов» (это общественный документ, но им руководствуется подавляющее большинство редакций) устанавливает, что «плата за информацию не должна осуществляться непосредственно или через агентов осужденным или признавшим свою вину лицам, совершившим преступления, либо лицам, связанным с ними <…> за исключением случаев, когда публикация материалов должна осуществляться в общественных интересах и уплата вознаграждения необходима для этого». Под «общественными интересами» тот же кодекс понимает предотвращение преступности, защиту общественной безопасности, информирование об ошибках правосудия, предотвращение введения общественности в заблуждение и «внесение существенного вклада в общественную дискуссию». Спорные случаи рассматривает Комиссия по жалобам на прессу – орган саморегуляции журналистского сообщества в Великобритании.Проблемы возникли, в частности, у The Daily Mirror, заплатившей за интервью печально известному Тони Мартину, осужденному за стрельбу в грабителей, забравшихся в его дом. И у Express и Mirror, когда они «купили» историю у двух медсестер, отсидевших в арабской тюрьме за убийство коллеги. И у The Times, заплатившей за историю убийцы детей Мери Белл. Во всех этих случаях комиссия подтвердила наличие «общественного интереса». Однако в иных, сходных случаях The Sun (она платила грабителю Тони Бригзу и его родственникам) и The Mail (выплатила вознаграждение высокопоставленному консерватору Джеффри Арчеру за его тюремные дневники) пострадали.Американцы, как это часто бывает, пошли намного дальше британцев в стремлении ограничить обогащение преступников за счет своих громких преступлений. В свое время в целом ряде штатов, включая и Нью-Йорк, были введены так называемые Son of Sam laws («законы сына Сэма»). Они были названы так в честь знаменитого серийного киллера 1970-х Дэвида Берковица, успешно продавшего эксклюзивные права на свою историю. Целью всех этих законов было «предотвращение обвиненных или признанных виновными в преступлениях от коммерческой эксплуатации их преступлений путем заключение соглашений на публикацию и производство книг, статей, фильмов, телевизионных шоу и иных подобных вещей». Все средства, полученные от подобных публикаций, должны были изыматься и храниться на специальном эскроу-счете Организации по работе с жертвами преступлений, откуда жертвы могли их получить по решению гражданского суда.

Впрочем, спустя десятилетие с начала действия таких рестрикций нью-йоркские издатели, имевшие контракт с бывшим членом мафии, чьи истории послужили впоследствии основой книги Wiseguy и кинохита Goodfellas, оспорили конституционность запрета. В 1991 г. Верховный суд в деле Simon and Schuster v. Members of the New York State Crime Victims Board решил, что закон антиконституционен, поскольку «выражение мыслей о преступлении» само по себе преступным не является и запрет противоречит первой поправке к Конституции США, защищающей свободу слова. Тем не менее многие штаты не смирились с этим и нашли выход. Так, закон штата Нью-Йорк от 2001 г. предусматривает обязанность уведомления жертв о получении преступником денежных средств в сумме, превышающей $10 000, чтобы они могли предъявить к нему свои гражданские иски. Наиболее известный пример – взыскание с О. Дж. Симпсона $30 млн с учетом суммы прав на его книгу.
Разумеется, в России с ее капитализмом, «как на Западе», телевидение тоже показывает не то, что некоторым зрителям кажется «моральным», а то, что ему кажется выгодным. И зачастую это проблема не медиа, которые такой контент производят, а зрителя, который его с огромным удовольствием потребляет. Хотя, вполне вероятно, чиновникам стоит задуматься о введении в России хотя бы британской модели.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *