Ср. Июн 16th, 2021

Русский Кёнигсберг, но ещё не Калининград: рассказываем о том, как столица Восточной Пруссии на несколько лет вошла в состав Российской империи. Пруссаки русскому подданству совершенно не противились

Это случилось 22 января 1758 года, когда русские войска под командованием генерал-аншефа графа Виллима Виллимовича Фермора после недолгой осады взяли Кёнигсберг.

В донесении Фермора на имя императрицы говорилось: «Все здешние начальные и чиновные люди встретили меня в замке и отдались с глубочайшей покорностью в протекцию Вашего Императорского Величества». Подданные немецкой короны присягнули императрице Елизавете, а вся Восточная Пруссия была объявлена русской провинцией.

Одним из таких присягнувших был знаменитый философ Иммануил Кант. Русское присутствие, которое привнесло в размеренную жизнь Кёнигсберга некоторую роскошь и оживление, не прошло для Канта бесследно — именно тогда, под русским подданством, он стал «элегантным магистром», улучшил своё материальное положение: русские офицеры с большим удовольствием посещали лекции философа, даже брали у него частные уроки.

Пруссаки русскому подданству даже обрадовались — Кёнигсберг быстро стал «русским» городом, в котором служили молебствия за здоровье Елизаветы, пировали и праздновали победы русского оружия. Жителей Восточной Пруссии утомила Семилетняя война, которая почти полностью легла на их плечи, а потому, когда русские освободили пруссаков от тяжёлой рекрутской повинности и налогов, те не стали никак противостоять. Никакого патриотизма в сторону своей великой Пруссии жители восточной провинции не проявили: слишком устали от военных действий. Фридрих II, король, очень возмущался по этому поводу. Правда, надо сказать, что до этого (да и после) он постоянно негативно отзывался о Восточной Пруссии.

Русские губернаторы Кёнигсберга не сильно изменили привычный ритм жизни. Они оставили всех чиновников на своих местах, уменьшили налоги, отменили рекрутчину, объявили свободу вероисповедания и торговли. Спокойствие в провинции было невероятное — никаких бунтов, сопротивления, ничего. Фермор доносил императрице: «Дисциплина как в городе Кёнигсберге, так и в земле поныне со всякою строгостью наблюдается…»

Фермор же был первым губернатором Кёнигсберга, вторым был Корш — оба немцы, оба заботились о местном населении, но при них очень ухудшилось поступление налогов в русскую казну, пруссаки постоянно недоплачивали. Третьим губернатором был генерал Суворов — отец того самого, при нём ситуация несколько ухудшилась. Рекрутчина была отменена, но русская армия нуждалась в пополнении, а потому надо было как-то компенсировать недостаток. Тогда Суворов предложил пруссакам заменить рекрутчину денежными повинностями: с каждых 50 душ должно было поступать 200 рублей в качестве уплаты за одного рекрута. Но местное население выступило резко против такого нововведения.

Когда Семилетняя война подошла к концу и была очевидна победа России, последняя решила уступить Восточную Пруссию Польше взамен на Курляндию. Это бы помогло полякам уменьшить нависавшую над ней немецкую агрессию, а Россия бы получила возможность усилиться в Прибалтике. Но, как нам известно, никаким планам России после Семилетней войны сбыться было не суждено.

Елизавета умерла, а её преемник Пётр III, большой фанат Пруссии и Фридриха, отказался от всех завоеваний на территории Прусского королевства и распорядился освободить население Восточной Пруссии от присяги на верность русскому императору. В августе 1762 года Кёнигсберг вновь стал немецким городом. https://vk.com/dighistory

#Новоевремя@dighistory

Мы в Facebook

Мы во Вконтакте

Мы в Телеграмме

Мы в Твиттере

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *