Ср. Июн 16th, 2021
https://vk.com/dighistory?z=photo-144904445_457269648%2Fwall-144904445_378542

После капитуляции Югославии в апреле 1941 г. ее территория была разделена между Германией, Италией, Венгрией и Болгарией. Ряд районов был аннексирован странами «Оси», на оставшихся территориях было введено оккупационное управление. На землях современных Хорватии, Боснии и Герцеговины и части Сербии было образовано Независимое государство Хорватия (НГХ), главой которого был поставлен лидер усташей Анте Павелич. Оно было поделено на две зоны военной оккупации — немецкую и итальянскую, где размещались войска Германии и Италии соответственно. Границы НГХ были определены отдельными договорами с этими странами, причем Италии усташи уступили части Горски-Котара, Хорватского Приморья и Далмации. 18 мая 1941 года формально главой НГХ был провозглашён итальянский принц Аймоне ди Торино из савойской династии — как король Томислав II. Существуют только приблизительные оценки численности населения НГХ, поскольку очередной переписи помешала война. Согласно переписи населения 1931 г., на территориях, которые вошли в состав НГХ, проживали 5 559 420 человек. Из них 47,58% составляли хорваты, 32,02% — сербы, 13% — боснийские мусульмане, 0,57% — евреи, 0,5% — цыгане, 6,33% — представители других национальностей . По оценкам историков, в НГХ в 1941 г. проживали шесть миллионов человек, из которых треть была сербами.

Сразу после создания НГХ усташи начали мощную антисербскую пропаганду. Вслед за агрессивной кампанией в СМИ, которые изображали сербов как главных врагов хорватского народа, были приняты расовые законы, во многом схожие с аналогичными в Третьем рейхе. Была запрещена кириллица, православие стало именоваться «греко-восточной верой». Сербов массово увольняли с работы, для них было введено ограничение на перемещение. Им предписывалось носить повязки с буквой «П», что означало «Православный». 5 мая 1941 г. усташи запретили деятельность Сербской православной церкви. 9 мая был арестован митрополит Загребской епархии СПЦ Доситей (Васич). 2 июня хорватское правительство опубликовало запрет деятельности всех сербских православных народных школ и детских садов.

22 июня 1941 г., в день нападения Третьего рейха на СССР, главный усташский пропагандист и будущий министр образования Миле Будак в своей речи в Госпиче выдвинул знаменитый тезис: «Одну часть сербов мы уничтожим, другую выселим, остальных переведём в католическую веру и превратим в хорватов. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них. Для сербов, цыган и евреев у нас найдётся три миллиона пуль». Для нехорватского населения НГХ это был смертельный приговор.

Фактически, Будак объяснил то, что уже происходило по всей Хорватии. Первые массовые убийства сербов усташи совершили в конце апреля 1941 г. Так, в Гудоваце были казнены почти 200 человек. В Благае 9 мая погибли более 400 сербов. В церкви в Глине 11—12 мая усташи убили несколько сотен сербов. В некоторых рейдах по населенным сербами городам и селам усташи убивали по несколько тысяч человек. Массовые убийства православного населения НГХ продолжались вплоть до конца Второй мировой войны. Многие тела своих жертв усташи бросали в воды Дрины, Дравы и Савы, чтобы они достигли Сербии. К некоторым из них прикреплялись таблички с надписями вроде «Паспорт для Белграда», «Уважаемый для Сербии», «В Белград королю Петру».

Другим инструментом решения «сербского вопроса» в НГХ стали многочисленные концентрационные лагеря. Их создание началось в конце апреля 1941 г., управляла ими специально созданная для этих целей Усташская служба надзора. Несколько десятков лагерей были разбросаны по территории всего НГХ. В июне 1941 г. начальником всех концлагерей был назначен Векослав Лубурич, ярый приверженец усташских идей. Однажды он заявил, что «уничтожил в лагере Ясеновац больше людей, чем Оттоманская империя за весь долгий период оккупации европейских стран» . Некоторые лагеря выполняли свою кровавую работу годами. Другие, как например Керестинец близ Загреба, закрывались после того, как всех из узники отправлялись на казнь. Самым известным хорватским концлагерем в годы Второй мировой войны стал Ясеновац. Созданный в мае 1941 г. как небольшой лагерь, состоящий из нескольких бараков, он вскоре разросся в целый комплекс из нескольких отдельных лагерей, где каждый день убивали сербов, евреев, цыган и хорватов, обвиненных в нелояльности Павеличу. В Ясеноваце устраивались и соревнования между палачами, кто больше убьет узников. Например, 29 августа 1942 г. Петар Брзица специальным ножом — «сербосеком» зарезал 1300 человек. Ясеновацкий комплекс лагерей функционировал до конца апреля 1945 г. До сих пор неизвестно точное число его жертв. По разным оценкам, оно составляет от 83 000 до более чем 700 000 человек.

Особую ненависть у усташей вызывала Сербская православная церковь. За время существования НГХ было разрушено около 300 православных церквей, в том числе и знаменитые монастыри Фрушка-Горы. Были убиты несколько сотен священнослужителей СПЦ. Некоторые отобранные у сербов церкви усташи отдавали католикам, а другие превращали в склады, конюшни или общественные туалеты. Имущество, отобранное у СПЦ, передавалось католическим структурам. Для координации этого процесса Павелич создал две организации: «Государственный совет по восстановлению» и «Комитет по конфискации православных церквей и соответствующего имущества». Согласно усташской политике, треть православного населения НГХ должна была перейти в католицизм. Был издан специальный закон, принуждающий сербов переходить в католичество. Английский историк Ричард Уэст отмечал, что католическое духовенство своей новой паствой, в первую очередь, считало сербских крестьян. А все те, кто имел среднее образование, а также учителя, торговцы, зажиточные ремесленники и православные священники считались носителями «сербского сознания» и подлежали поголовному уничтожению . Всего в 1941—1945 гг. в НГХ в католичество были обращены не менее 240 000 сербов, за что хорватские католические структуры удостоились похвалы от Папы Римского Пия XII. Сербский историк Слободан Милошевич отмечал, что цифра в 240 000 обращенных сербов относится только к 1941—1943 гг. По его словам, неизвестно, сколько сербов были вынуждены перейти в католичество в 1944 г.

Необходимо отметить, что сербы, евреи и цыгане подвергались геноциду не только в НГХ, но и в других регионах оккупированной Югославии. В Центральной Сербии и Банате свирепствовала немецкая оккупационная администрация. В Воеводине карательные рейды устраивали венгерские войска. В Косове и Метохии сербов и черногорцев убивали как вооруженные албанские банды, так и полицейские формирования, созданные из местных албанцев итальянскими оккупантами.

Второй после геноцида трагедией для сербов в годы Второй мировой войны стала своего рода гражданская война между двумя частями югославского сопротивления. В апреле 1941 г. не все югославские офицеры согласились капитулировать. Военнослужащих, сохранивших лояльность королю, возглавил полковник Драгутин (Дража) Михаилович, который в мае 1941 г. развернул партизанское движение в Западной Сербии, вскоре охватившее и другие районы страны. Его сторонники именовались Югославской армией на Родине или просто четниками. В июле того же года борьбу с оккупантами начали партизаны-коммунисты под руководством Иосипа Броз Тито. И четники, и партизаны стремились взять под контроль локальные восстания сербов в НГХ. Вскоре между ними начали накапливаться противоречия, в итоге вылившиеся в ожесточенное вооруженное противостояние. Победителями в этой кровавой междоусобице стали партизаны Тито,
сумевшие привлечь на свою сторону значительно большие народные массы, нежели четники Михаиловича. Ряды четников в подавляющем большинстве пополняли сербы, участие в их движении других югославских народов было незначительным. Политическая программа этого движения имела определенные националистические черты, кроме того, они были подчеркнуто лояльны королю и правительству в изгнании. В то время как среди партизан были не только сербы, но и хорваты, словенцы, боснийские мусульмане и др. Идеологи партизанского движения в своих обращениях подчеркивали равноправие югославских народов. В итоге, к концу Второй мировой войны Югославия была освобождена коммунистической Народно-освободительной армией Югославии, получившей поддержку как от Советского Союза, так и от Великобритании и США. Усташская Хорватия была разгромлена, многие ее лидеры, в том числе и Анте Павелич, бежали в Аргентину, Канаду, Испанию и другие страны.

До сих пор точно неизвестно сколь велики людские жертвы Югославии во Второй мировой войне. Число погибших от геноцида сербов, евреев и цыган также остается предметом спора историков и демографов. На послевоенных переговорах о репарациях в Париже югославская делегация заявила приблизительную цифру в 1 706 000 жертв войны. В дальнейшем эти данные были приняты как официальные, ими оперировала югославская историография. Впоследствии различными исследователями выдвигались как большие, так и меньшие цифры военных потерь. Долфе Вогелник заявил о 1 814 000 погибших. Боголюб Кочович — о 1 014 000. Владимир Жерявич — о 1 027 000 . Необходимо отметить, что работы Кочовича и Жерявича были написаны в 1985 и 1989 гг., уже после смерти Иосипа Броз Тито и ослабления цензуры в Югославии. Что касается количества погибших от геноцида сербов, то в данном вопросе цифры варьируются от 197 000 до 800 000 человек. Минимальную оценку в 197 000 дал югославский и хорватский демограф Владимир Жерявич, его мнение поддерживается многими современными хорватскими исследователями. Цифрами в 700 000 или 800 000 тысяч погибших сербов оперирует множество сербских историков.

Организованный усташами геноцид разделил сербско-хорватские отношения на «до» и «после». Ни конфликты с хорватским дворянством, ни принуждение к переходу в униатство со стороны католического духовенства, ни отдельные провокационные заявления и призывы хорватских политиков-националистов не оставили столь глубокой раны в памяти сербов. Пережившие ужас физического истребления запомнили не только его безжалостность но и массовое участие в нем тех, кто еще вчера был приятелем, сослуживцем или соседом. Случаи, когда хорваты пытались спасти своих сербских друзей или соседей от гибели, терялись в массе историй, где простые жители городов и сел присоединялись к карательным отрядам усташей, участвовали в расстрелах, грабили имущество убитых и уничтожали их дома. Столь резкий всплеск сербофобии, охватившей широкие слои хорватского общества, вызвал среди переживших геноцид сербов не только глубокую обиду, но и ответную ненависть, отголоски которой остались и у поколений, родившихся спустя многие годы после кровавой войны.

Пояснения к иллюстрациям.
1.Ликующие хорваты встречают Вермахт. Загреб, апрель 1941 г. (фото вверху)
2. Раздел Югославии странами «Оси». (фото с низу)
3. Памятник на месте самого известного хорватского концлагеря Ясеновац. (главное фото)

https://vk.com/dighistory



Автор Вадим Соколов

https://vk.com/dighistory

Мы в Facebook

Мы во Вконтакте

Мы в Телеграмме

Мы в Твиттере

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *